Как же вам помочь, гражданин Артунянц?

Не так давно в редакцию пришел мой давний знакомый Беник Артунянц. Я его знаю, наверное, лет 40. В свое время он окончил автомобильный техникум, много лет работал водителем, механиком в автобазе ОПС. 
Опыт работы у него огромный: как специалист по эксплуатации автомобильного транспорта он мог организовать работу трех десятков грузовиков на линии без простоев и задержек, как механик – быстрое и качественное техническое обслуживание автомобилей в гараже, чтобы они не застаивались на ремонте. Он прекрасно знал номенклатуру запчастей для машин разных марок, их устройство, быстро определял характер неисправности и выписывал нужные запасные части, мог выполнять сварочные и другие работы.
Работая в одном из киргизских предприятий в Намангане, он так же выполнял несколько задач – водил автопогрузчик, заведовал базой и пр.
И когда Беник рассказал о своей беде – о том, что при его огромном стаже работы ему начислили мизерную пенсию примерно в 220 тыс. сумов именно из-за работы на киргизском предприятии, я не поверил своим ушам. Но это так. Поскольку период работы за 1993 – 2012 годы в трудовой стаж не вошел, в начислении пенсии за это время было отказано. Согласно документам, что он действительно работал на разных должностях в Наманганской базе Чаткальской геологической экспедиции Терексайского филиала ОАО “Киргизолтин”, зарплата начислялась в киргизских сомах. 
Обратившись в городское отделение Внебюджетного пенсионного фонда, мы узнали, что это произошло по причине отсутствия отчислений во Внебюджетный пенсионный фонд (ВПФ). Фактически специалисты поставили его на одну доску с нелегальными трудовыми мигрантами, которые, работая за рубежом, получают “серую” зарплату. 
Мы посоветовали Бенику обратиться в областное управление юстиции, специалисты которого также взялись ему помочь. По словам начальника отдела правоприменительной практики в социально-экономической сфере управления юстиции Абдурахима Мусашайхова, в ходе изучения ситуации было установлено, что отдел ВПФ отказался учитывать трудовой стаж на основании статьи 37 Закона РУз “О государственном пенсионном обеспечении граждан”. 
Согласно этой статье, трудовой стаж по состоянию на 1 января 2019 года засчитывается при условии, что социально застрахованный государством сотрудник, независимо от вида деятельности, формы собственности и ведения хозяйства, выплачивал страховые взносы в ВПФ при Министерстве финансов РУз. По предоставленным гражданином документам следует, что он действительно работал в г. Намангане, но заработная плата начислялась предприятием в Киргизской Республике, соответственно и страховые взносы выплачивались в пользу иностранного государства. Кстати, Артунянц обращался во многие инстанции, ему даже пришлось совершить путешествие в офис того самого предприятия в селе Терексай Алабукинского района КР, но все тщетно.
– В ходе проводимых мониторингов было установлено, что это далеко не единственный случай, многие граждане испытывают такие же проблемы при начислении пенсий, – говорит А. Мусашайхов. – Их трудовой стаж не учитывается и поэтому пенсия им не начисляется. Кроме того, 13.03.1992 г. в Москве подписано соглашение о гарантиях прав граждан государств – участников СНГ в сфере пенсионного обеспечения. Согласно статье 6 этого соглашения, пенсии начисляются исходя из места жительства граждан. Установлено, что в период до вхождения данного документа в силу гражданам каждого из государств-членов пенсия насчитывается по соглашению о трудовом стаже, заработанном в годы работы на территории бывшего СССР, в том числе и на льготных услових, с учетом многолетних заслуг. 
Специалисты ВПФ подтвердили, что на деле такие случаи встречаются часто. Несмотря на то, что Узбекистан является членом упомянутого выше соглашения между странами СНГ, из-за отсутствия двусторонних договоров между странами, регулирующих вопросы пенсионного обеспечения и трудового стажа и пр., будущие пенсионеры испытывают такие проблемы. Даже при наличии заработанного трудового стажа пенсия им начислена не будет.
Согласно Положению о Министерстве юстиции РУ, утвержденному постановлением Президента, одной из функциональных задач органов юстиции являются анализ и изучение применения различными государственными органами и организациями нормативно-правовых документов на практике, организация мониторинга общественного мнения по вопросам эффективности правоприменительной практики, разработка предложений по совершенствованию законодательных документов на основе результатов. В этих целях проводятся различные встречи и беседы, в ходе которых ведутся анализ и устранение имеющихся проблем. 
Однако жизнь требует создать правовые основы защиты прав и свобод граждан на международном уровне. В качестве примера можно привести ситуацию, в которой оказался Б. Артунянц и многие другие сограждане. Работники ВПФ также ссылаются на отсутствие двусторонних соглашений по урегулированию пенсионных отношений между странами СНГ. 
В статье 39 Конституции Узбекистана указано, что каждый гражданин имеет право на социальное обеспечение в старости, при потере трудоспособности, потере кормильца и других предусмотренных законом случаях. В этой связи было бы целесообразно пересмотреть не только национальное законодательство, но и международные соглашения, притом, срочно и незамедлительно. 
Так как защищать права граждан, добросовестно заработавших пенсию и вышедших на заслуженный отдых, который может обернуться нищетой, нужно уже сейчас. Проблемы, связанные с неизбежной инфляцией, перерасчетом и пр., надо решать срочно.
Что касается Беника Артунянца, то лично ему было бы целесообразно обратиться в Посольство Киргизской Республики в Узбекистане.
Ввиду того, что это актуальный для многих вопрос, мы еще вернемся к этой теме.

Зульфия АХМАДХОДЖАЕВА, 
ведущий консультант отдела ННО областного управления юстиции. 
Алтынбек БАЙБУЛАТОВ,
корреспондент  «НП».